cb527180

Давыдова Наталья - Вся Жизнь Плюс Еще Два Часа



Наталья Давыдова
Вся жизнь плюс еще два часа
1
Со мной поступили так: отдали в мою лабораторию две темы, по всем
признакам совершенно безнадежных. Тема номер один давно переходила из
плана в план. Она значилась в другой лаборатории, в той, от которой
отделилась наша. Понять это сразу я не могла, а когда поняла, было поздно.
Обе темы, номер один и номер два, висели на нас. Предстояло с ними тонуть.
Выплыть невозможно.
Лабораторию я получила внушительную. Пять комнат и кабинет с моей
фамилией на дверях и опытная установка. Лаборанты.
Из окна кабинета видно, кто идет по двору. А по двору идет весь
институт - тридцать лабораторий, опытный завод. И толпы командированных.
Командированные к нам не ходят: у нас им нечего делать. У нас пока
стадия стекла, какая будет дальше стадия - неизвестно.
За окнами _территория_. Некоторые здания в кажущейся небрежности
поставлены поперек двора, некоторые затиснуты в угол. Строилось по плану,
но что-то привольное, бесшабашное есть во всем этом. Вдалеке завод у
каменной ограды, легкое современное здание склада в центре двора, четыре
скучных лабораторных корпуса по одному проекту, как четыре брата, а
впереди всех - добротный, в традициях русской усадебной архитектуры,
административный корпус, дом с колоннами. Все это выросло за последние
пять лет, после майского Пленума.
Кругом на многие километры тянутся заборы и проволока - заводы, заводы
и ТЭЦ. Молодые сотрудники много говорят о том, что было бы лучше жить
среди сосен, на берегу реки, без индустриального пейзажа. Наверно. Другим
отраслевым химическим институтам, также родившимся после майского Пленума,
повезло больше. Но это мелочи. Важно, кто лучше работает, у кого больше
отдача. Отдача - вот что. Остальное не главное - дырчатые навесы у
подъездов, окна без переплетов, пластики. Но об этом у нас тоже много
говорят, мы как раз те, кто создает эти пластики, синтетические волокна...
Я не была здесь с самого начала, не вкалывала со всеми, не мерзла, не
ходила по грязи с мокрыми ногами, а приехала на готовое. И все-таки... Мы
- НИИполимер, большая химия, боевое направление. Хочется, чтобы вокруг
были яркие краски. А наши краски - коричневый цвет кирпича, серый цвет
бетона и никакой - снега.
От дома с колоннами к лабораторному корпусу тянется широкий асфальт.
Проходит группа девушек в комбинезонах, поворачивает в сторону завода,
потом мужчины с желтыми и черными папками. Потом школьники с учительницей.
А вот идут двое, у них есть еще третий друг - это физики, отличные
ребята. Если бы переманить их в нашу лабораторию, они обеспечили бы
физический фронт работ. Тогда, может быть, можно было бы что-нибудь
сообразить с темой N_2. С темой N_1 ничего не придумаешь никогда, даже
если бы к нам в лабораторию пришел сам Менделеев, сам Штаудингер, сам
Петров, сам Эйнштейн и сам папа Байер.
Надо намекнуть этим ребятам, что, работая во вспомогательной
физико-химической лаборатории, обслуживая весь институт, они погибнут,
выродятся. Будут выполнять чужие заказы. За физиков я бы отдала пять
девочек, вполне хороших девочек-лаборанток, которые нам, однако, не нужны.
Вон идут эти ребята, со здоровыми, веселыми, спортсменскими лицами.
Завтра в обеденный перерыв пойду и поиграю с ними в пинг-понг. Они
говорят, что их "учили" атомным бомбам и чему-то еще, но они полюбят
полимеры, если дело будет поставлено правильно. В теме N_2 кое-что
заложено, но тема N_1 - смерть.
Они могут не согласиться, из-за того, что я женщина. Женщина-ше



Назад