cb527180

Давыдов Зиновий - Из Гощи Гость



ЗИНОВИЙ ДАВЫДОВ
ИЗ ГОЩИ ГОСТЬ
О временах, давно миновавших, повествует эта книга. Москва в те
поры была по преимуществу деревянной, бревенчатой. Красная площадь
называлась "Пожар", район Кропоткинской улицы - "Чертольем",
автомобилей еще не было, по городу летом ездили в колымагах, зимой на
санях, снегу наметало много, и никто не убирал его, потому что в
русском языке еще даже не существовало такого слова "дворник".
Все это совсем не похоже на нашу жизнь, а вот возьмите книгу,
начните читать, и вы отложите ее лишь тогда, когда будет перевернута
последняя страница. В чем же дело, почему так?
В этом и заключено одно из чудесных свойств хорошей книги.
Маяковский сказал:
Через столетья
в бумажной раме
возьми строку
и время верни!
Писатель Зиновий Давыдов возвращает нам время. Он отлично знает
его, видит так, словно сам жил в стародавней Москве. А он наш
современник, и первое издание этой книги вышло в 1940 году, то есть ее
читали ваши отцы, когда им было столько лет, сколько сейчас вам.
Много писем пришло тогда к автору. В них читатели благодарили его
за удовольствие, которое получили при чтении: "Отвечаю на ваш вопрос:
"Понравилась ли тебе эта книга?" Так понравилась, что и сказать
невозможно", - пишет один из них.
Не вдруг подошел Зиновий Давыдов к своей удаче. С детства он
увлекался историей, в короткой автобиографической записке он не
забывает сказать, что родился в городе Чернигове, "былинном месте,
постоянно упоминаемом и учебниках истории и курсах древнерусской
литературы". Там, за каменной оградой одной из городских усадеб,
высился могильный курган Черного, легендарного основателя города, а в
соборе строения XI века покоился прах князя Игоря, героя "Слова о
полку". До знаменитого Путивля, на стенах которого плакала безутешная
Ярославна, всего верст двести...
Археология - ступенька истории. Первые впечатления Зиновия
Давыдова связаны с людьми, приезжавшими из Москвы в его родной город
"копать". Чего только не находили они на старом кладбище, где, как он
выражается, "березки звенели о вещем Олеге, о тризнах и богатырях": и
черепки старинной посуды и арабские монеты первоначального чекана...
Рано узнал Зиновий Давыдов французскую поговорку: "То ново, что
хорошо забыто". В новый, забытый мир прокладывала путь археологическая
лопатка. Как же тут не увлечься, не пойти по этому пути?
В Черниговском издательстве "Стрелец" вышла первая книга Давыдова
- "Ветер". Был это сборник стихов. Слово "ветер" очень модное в то
время, стихи целиком укладывались в блоковскую систему образов.
Помните начало "Двенадцати":
Черный вечер.
Белый снег.
Ветер, ветер!
На ногах не стоит человек.
Ветер, ветер -
На всем божьем свете!
В студенческие годы Давыдов "встретился" с князем Владимиром
Красное Солнышко в его стольном городе Киеве, там жил
Нестор-летописец, там творилась ранняя история государства
Российского, все дышало стариной.
А потом Давыдов оказался в Северной Пальмире. Он ходил по широким
площадям и проспектам, и камни говорили с ним, напоминая о событиях,
свидетелями которых были.
Здесь, в Ленинграде, в городе Пушкина и любимого своего Блока,
Давыдов начал писать прозу. Первый его исторический роман "Беруны" был
посвящен Крайнему Северу, приключениям рыбаков-мореходов.
Вот мы и подошли к роману, который вы сейчас прочтете. Сам
Давыдов считал его "своим любимым детищем", начал писать в Ленинграде,
а закончил в Москве. В автобиографической записке он говорит: "Мои
творческие интересы уже в



Назад