cb527180

Давыдов Исай - Он Любил Вас



ИСАЙ ДАВЫДОВ
ОН ЛЮБИЛ ВАС
Фантастическая повесть
Сейчас его знает вся Земля. Во всех столицах мира ему
ставят памятники. Во всех домах висят его портреты.
О нем пишут сейчас стихи и песни, романы и киносценарии.
И чем дальше - тем их будет больше. Потому что челове-
чество никогда не забудет того, что сделал простой парень из
Пензы.
А еще совсем недавно его знали очень немногие. Только
родные и друзья. И еще соседи по дому. Его толкали в трол-
лейбусах и крыли матом, когда он без очереди хотел поймать
такси, О нем когда-то даже напечатали фельетон в аэропор-
товской многотиражке. Фельетонист ругал его за "воздушный
анархизм" и под конец восклицал: "Куда же могут завести на-
шего героя подобные принципы? Далеко могут завести. И - не
туда!" "Воздушным анархизмом" фельетонист называл самоволь-
ную посадку в стороне от маршрута, которую сделал Федор во
время одного из рейсов.
Он вез тогда пассажиров в районный центр. И среди них бы-
ли двое, из-за которых он сделал посадку: очень красивая де-
вушка и немолодая женщина - ее мать.
Они летели в глухую деревню хоронить деда. Федор узнал об
этом случайно - перед рейсом разговорился с ними в буфете за
столиком. Он знал эту деревню. От районного аэродрома до нее
было пятнадцать километров лесом. И автобусы там не ходили.
И грязь наверняка была на этой дороге непролазная, потому
что целую неделю перед этим лили дожди. А девушка и ее мать
летели в туфельках... То ли не было у них сапог, то ли прос-
то не сообразили - все-таки горе...
Федор представил себе, как будут они пробираться по лес-
ной дороге эти пятнадцать километров, и решил посадить само-
лет прямо возле деревни - на выгоне. Он знал и этот выгон.
Однажды он уже сажал на него самолет - возил в деревню хи-
рурга из областного центра.
И, конечно, Федор не спросил разрешения на эту посадку.
Он твердо знал: не разрешат. А нарушить запрет - еще хуже
будет. Лучше уж так... Федор понимал, на что шел. Но ему
очень понравилась девушка. И было очень жалко ее и ее мать.
Когда он посадил самолет на выгоне возле деревни, девушка
поцеловала его на прощанье.
...Потом она часто целовала его. И поэтому он был счаст-
лив даже в тот не очень-то веселый месяц, на который его
отстранили от полетов. Но оказалось, что это все-таки не та
девушка. Видимо, даже целуясь с ним, она думала о том, как
бы повыгоднее распорядиться своей красотой. Она вскоре пос-
сорилась с Федором и вышла замуж за солидного человека, за-
нимавшего в городе солидный пост и получавшего солидную
зарплату.
Теперь она, наверно, горько жалеет об этом. Впрочем, мо-
жет, и не жалеет. У таких ведь часто все человеческое - нао-
борот.
А Федор тогда с горя уехал из Пензы. И ему было очень
трудно попасть в училище, потому что характеристика из-за
этой самовольной посадки у него была не ахти...
Он и сам потом долго удивлялся, как его в конце концов
все-таки приняли с такой характеристикой.
В последний раз он приезжал в Пензу около двух лет назад,
приезжал к матери...
1.
Удивительно! Как-то даже не верится, что одно из двух са-
мых красивых мест в городе - это собственный двор. Тот двор,
в котором бегал мальчишкой, гонял в футбол и хоккей, с
кем-то дрался, плакал, когда били...
И почему-то тогда никакой красоты не замечал. А вот сей-
час, когда приехал в отпуск...
Самое красивое место в городе, наверно, все-таки в парке,
возле планетария, над обрывом. Стоишь там, смотришь по сто-
ронам, и где-то глубоко внизу - маленькие, как на макет



Назад