cb527180

Данилова Анна - Черное Платье На Десерт



ЧЕРНОЕ ПЛАТЬЕ НА ДЕСЕРТ
Анна ДАНИЛОВА
Анонс
Чудовищный и необъяснимый способ расправы с ограбленными и убитыми бизнесменами заставил Екатерину и Изольду, следователей прокуратуры по особо важным делам, провести не одну бессонную ночь. И везде - от Москвы до побережья Черного моря - незадолго до гибели жертв видели в обществе прелестной светловолосой девушки, одетой в экстравагантные и необычные платья.

Города, где были совершены убийства, таинственным образом совпадают с маршрутом гастролей цирка лилипутов. Эта тонкая ниточка, за которую удалось ухватиться следователям, была лишь началом запутанного клубка злодеяний, родившихся в воспаленном мозгу прекрасной преступницы.
Автор благодарит консультанта Виталия Вахидова.
Глава 1
- Говорите, разбилась насмерть? - Изольда Хлуднева, старший следователь по особо важным делам областной прокуратуры, положила телефонную трубку, которую слушала около пяти минут, не проронив ни звука, после чего выплеснула остатки кофе в корзину с бумагами и зажала только что выбитую щелчком из новой пачки сигарету между зубами. Прикурила от золотой зажигалки. - Выезжаем!
Залитая солнечным светом Набережная шелестела нежной майской листвой, а с Волги тянуло свежестью и тонким рыбным духом. На гранитных розовых ступенях, ведущих от летнего кинотеатра к пристани, рядом с которой высился сверкающий на солнце массив гостиницы "Братислава", лежало тело, прикрытое белой прямоугольной простыней. Проступившая сквозь ткань кровь уже успела подсохнуть, когда Изольда вышла из машины и бодрым шагом спустилась к погибшей.
- Уберите простынку! - приказала она приехавшему с ней оперу Вадиму Чашину и только после этого привычным движением сняла черные очки. Сощурилась, глядя на распростертое перед ней тело, обтянутое ярким, канареечно-желтым шелковым платьем с черной каймой по краям.

Залитые кровью неестественно вывернутые ноги и раскинутые руки. Длинные накладные волосы были забраны в высокий конский хвост и теперь веером рассыпались вокруг бледного, в кровоподтеках лица с размазанной на губах помадой и явно накладными ресницами.
- Странно, почему она босая? - Изольда раздавила подошвой узкой туфли окурок и сунула в рот новую сигарету. - Думаю, она прилетела сюда из гостиничного номера... Бедняжка...
***
Я хорошо помню тот пасмурный майский день, когда началось это безумие, - сначала шел холодный скупой дождь, а потом вдруг выпало немного снега... Я увидела этого мужчину сквозь стекло купейного окна, когда он, ежась от холодного ветра с дождем и снегом, покупал сигареты у какой-то женщины на станции.

В черном плаще, бледный, с грустным лицом, он приковал мой взгляд настолько, что, когда поезд тронулся и женщина с сигаретами на лотке заскользила назад, сама я, подавшись вперед, чуть не свалила со столика стакан с минералкой... До этого момента я ехала в купе одна, возвращалась с моря - пристанища ленивых эпикурейцев, разочарованных в русской зиме с ее холодами и морозами (к сонмищу которых причисляла себя с самого рождения и нисколько не стыдилась этого). Там я много спала, дышала на довольно безлюдном в это время года черноморском пляже свежим соленым воздухом и читала.
Представьте мое удивление, когда мужчина в черном плаще заглянул в купе - а ведь я была уверена, что он остался где-то на перроне.
- Можно?
Я пожала плечами: как будто от меня что-то зависело. У него есть билет, стало быть, дальнейший путь мы продолжим вместе. Проводница уже через пять минут после появления нового пассажира принесла в купе сразу два



Назад