cb527180

Даль Владимир Иванович - Лиса И Медведь



Владимир Иванович Даль
Лиса и медведь
Жила-была кума-Лиса; надоело Лисе на старости самой о себе промышлять, вот
и пришла она к Медведю и стала проситься в жилички:
- Впусти меня, Михаиле Потапыч, я лиса старая, ученая, места займу
немного, не объем, не обопью, разве только после тебя поживлюсь, косточки
огложу.
Медведь, долго не думав, согласился. Перешла Лиса на житье к Медведю и
стала осматривать да обнюхивать, где что у него лежит. Мишенька жил с запасом,
сам досыта наедался и Лисоньку хорошо кормил. Вот заприметила она в сенцах на
полочке кадочку с медом, а Лиса, что Медведь, любит сладко поесть; лежит она
ночью да и думает, как бы ей уйти да медку полизать; лежит, хвостиком
постукивает да Медведя спрашивает:
- Мишенька, никак, кто-то к нам стучится?
Прислушался Медведь.
- И то, - говорит, - стучат.
- Это, знать, за мной, за старой лекаркой, пришли.
- Ну что ж, - сказал Медведь, - иди.
- Ох, куманек, что-то не хочется вставать!
- Ну, ну, ступай, - понукал Мишка, - я и дверей за тобой не стану
запирать.
Лиса заохала, слезла с печи, а как за дверь вышла, откуда и прыть взялась!
Вскарабкалась на полку и ну починать кадочку; ела, ела, всю верхушку съела,
досыта наелась; закрыла кадочку ветошкой (тряпкой. - Ред.), прикрыла кружком,
заложила камешком, все прибрала, как у Медведя было, и воротилась в избу как
ни в чем не бывало.
Медведь ее спрашивает:
- Что, кума, далеко ль ходила?
- Близехонько, куманек; звали соседки, ребенок у них захворал.
- Что же, полегчало?
- Полегчало.
- А как зовут ребенка?
- Верхушечкой, куманек.
- Не слыхал такого имени, - сказал Медведь.
- И-и, куманек, мало ли чудных имен на свете живет!
Медведь уснул, и Лиса уснула.
Понравился Лисе медок, вот и на другую ночку лежит, хвостом об лавку
постукивает:
- Мишенька, никак опять кто-то к нам стучится?
Прислушался Медведь и говорит:
- И то кума, стучат!
- Это, знать, за мной пришли!
- Ну что же, кумушка, иди, - сказал Медведь.
- Ох, куманек, что-то не хочется вставать, старые косточки ломать!
- Ну, ну, ступай, - понукал Медведь, - я и дверей за тобой не стану
запирать.
Лиса заохала, слезая с печи, поплелась к дверям, а как за дверь вышла,
откуда и прыть взялась! Вскарабкалась на полку, добралась до меду, ела, ела,
всю середку съела; наевшись досыта, закрыла кадочку тряпочкой, прикрыла
кружком, заложила камешком, все, как надо, убрала и вернулась в избу.
А Медведь ее спрашивает:
- Далеко ль, кума, ходила?
- Близехонько, куманек. Соседи звали, у них ребенок захворал.
- Что ж, полегчало?
- Полегчало.
- А как зовут ребенка?
- Серёдочкой, куманек.
- Не слыхал такого имени, - сказал Медведь.
- И-и, куманек, мало ли чудных имен на свете живет! - отвечала Лиса.
С тем оба и заснули.
Понравился Лисе медок; вот и на третью ночь лежит, хвостиком постукивает
да сама Медведя спрашивает:
- Мишенька, никак, опять к нам кто-то стучится? Послушал Медведь и
говорит:
- И то, кума, стучат.
- Это, знать, за мной пришли.
- Что же, кума, иди, коли зовут, - сказал Медведь.
- Ох, куманек, что-то не хочется вставать, старые косточки ломать! Сам
видишь - ни одной ночки соснуть не дают!
- Ну, ну, вставай, - понукал Медведь, - я и дверей за тобой не стану
запирать.
Лиса заохала, закряхтела, слезла с печи и поплелась к дверям, а как за
дверь вышла, откуда и прыть взялась! Вскарабкалась на полку и принялась за
кадочку; ела, ела, все последки съела; наевшись досыта, закрыла кадочку
тряпочкой, прикрыла кружком, пригнела камешком



Назад