cb527180

Гусев Владимир - Хранитель Виртуальности



Владимир Гусев
Хранитель Виртуальности
Анонс
... Хартия Вирта — свод законов, защищающих виртуальную реальность.
... Хранители — Сверхцивилизация метаморфов, цель которых — не допустить
ни одну из рас до космической экспансии.
... Винтерпол — полицейская организация Хранителей.
Дело номер... не важно!
...Как, черт возьми, попал на Землю запрещенный наркотик виртаин, самое
существование которого угрожает виртуальной реальности?!
Агент Винтерпола Логвин должен расследовать происходящее и «взять живыми
или мертвыми» распространителей и изготовителей виртаина!
А... как?
Прочитайте — и узнаете сами!
Слишком далеко залетел я в будущее, ужас напал на меня.
Ф.Ницше. Так говорил Заратустра
Глава 1
Не лучше ли попасть в руки убийцы, чем в мечты похотливой женщины?
Ф.Ницше. Так говорил Заратустра
Она была обворожительна.
Ее золотисто-пепельные волосы игривым водопадом ниспадали на плечи. Глаза
сверкали из-под челки, словно огромные аквамарины. Осиную талию перехватывал
золотистый пояс. Упругие груди мечтали вырваться из глубокого декольте.
Полураскрытые губы не позволяли думать ни о чем, кроме поцелуя.
Место за ее столиком было свободно.
Я подошел (Аполлон, Парис и Геракл в одном лице), подождал, пока
произойдет синхронизация столиков, осторожно присел на казавшийся хрупким по
сравнению с моим могучим телом стул.
— Вы кого-нибудь ждете?
— Кого-нибудь.
— Я уже пришел.
— Рада тебя видеть.
— Шампанское, джин с тоником, мартини?
— Вначале шампанское.
Ha столике красовались ваза с темно-красными розами и серебряное ведерко с
запотевшей бутылкой. Девушка наполнила на две трети высокий узкий бокал,
вопросительно посмотрела на меня.
— Я, с вашего позволения, выпью немного коньяку.
Я открыл бутылку «Наполеона», плеснул с полпальца темно-золотистой
жидкости в широкий бокал из богемского стекла.
— За встречу. Пусть она станет незабываемой для нас обоих.
— Надеюсь, так и будет... Очень надеюсь! — многозначительно добавила
девушка.
Мы чокнулись. Я выпил коньяк в два глотка, пристально глядя красавице в
глаза. Она тоже не сводила с меня восторженного взгляда.
— Меня зовут Парис, — вежливо представился я, ставя бокал на столик.
— А меня — Афродита.
— Предлагаю выпить на брудершафт.
— Нет. Я не хочу братской дружбы. Давай выпьем за любовь.
Мы снова наполнили бокалы и снова опорожнили их. Афродита медленно
приблизила ко мне лицо. Красиво очерченные губы, дрогнув, приоткрылись. Я,
перегнувшись через столик, бережно поцеловал девушку.
Оркестр заиграл «Вернись, я все прощу!».
— Потанцуем? — предложил я.
— С удовольствием!
От соседних столиков к танцевальной площадке уже шли парочки, движимые
половым инстинктом и стадным чувством. Я властно и решительно повел Афродиту в
танце, стараясь никого не задеть ни плечом, ни взглядом.
Когда Каролина начала петь второй куплет, Афродита прижалась ко мне грудью
и бедрами.
У нее была фигура топ-модели.
Нет, у нее была фигура Афродиты. И лицо — ее же.
И даже имя.
Мы вновь осторожно поцеловались.
— Поедем ко мне? — предложил я, едва танец кончился.
— А какой у тебя дом?
— У меня дворец, а не дом.
— Какой у тебя дворец? — терпеливо переспросила она.
— Роскошный! Великолепный! Чудесный!
— Типовой образец за тысячу двести баксов с мажордомом и полудюжиной слуг
в шитых золотом ливреях?
— Вы у меня уже были? — удивился я.
— Все мужчины одинаковы, — зевнула Афродита. Я не остался в долгу.
— Все женщины тоже. Но вы... Я полюбил вас с первого взгляда! Другой такой
дев



Назад