cb527180

Гусев Валерий Борисович - Выстрелы В Ночи



Валерий Борисович ГУСЕВ
ВЫСТРЕЛЫ В НОЧИ
Повесть
Только что со мной произошла
совершенно дикая, невообразимая
история. Не разрешите ли с вами
посоветоваться?..
А. К о н а н Д о й л. Записки
о Шерлоке Холмсе
30 м а я, с у б б о т а
После зимы в Синеречье сразу началась весна. Она пришла день в день,
час в час, будто терпеливо дожидалась своего времени, расчетливо
накапливая силы, и в ночь с февраля на март отчаянно ворвалась в село
короткой, яростной, хорошо подготовленной атакой: грозно зазвенела
очередями капели, шумно обрушила с крыш твердо слежавшиеся снежные пласты,
неудержимо, стремительно разбежалась повсюду бурными ручьями. К утру она
бросила в бой свои главные резервы - сначала ветер и жадный дождь, а затем
- горячий свет с чисто-синего неба. И дальше все быстро и ладно пошло
своим извечным чередом. Сбежали снега, загремел на реках лед, разрушаемый
беспощадной силой, шумно тронулся и навсегда уплыл куда-то далеко вниз,
ярко зеленея и сверкая холодными искрами на острых, граненых изломах.
Отовсюду - с теплых полей, из хмурых еще лесов - потянуло волнующим
запахом проснувшейся земли и прелой соломы, оттаявших стволов и
прошлогодней листвы. Торопливо проклюнулась травка, вылупились первые
листочки, посвежела хвоя. Чище и звонче стали орать по деревне петухи.
Веселее зазвенели в колодцах ведра. Зашумели на полях застоявшиеся
трактора.
Синереченцы, соскучившись за зиму по настоящей крестьянской работе,
отсеялись ровно, уложились в нужные сроки и по району вышли на первое
место. Радуясь хорошей весне, они дружно уверились и в хорошее, совсем уже
недалекое, лето, и в добрый урожай...
Андрей Ратников, хоть и своих забот хватало, но в посевную сумел и на
сеялке постоять, и даже, подменяя приболевшего некстати тракториста
Ванюшку Кочкина, вспахал малую толику за Косым бугром. Все еще тянуло его
к привычному сельскому труду, нравилось и хотелось делать с людьми одно -
общее и важное - дело. Да к тому же хорошо понял он за свою недолгую еще
милицейскую службу, что нельзя ему наособку держаться, надо со всеми
вместе общими заботами жить - польза от этого обоюдная и заметная...
Но сегодня что-то не ладилось у него. Весь день Ратников как-то
неуютно себя чувствовал. И понять никак не мог почему. Уж, вроде бы в
должности освоился, привык на людях их внимание ощущать: и доброе, да и
недоброе тоже, надо сказать. А тут будто что-то нехорошее у него за спиной
делалось, а он и не знал об этом, только казалось, словно кто глаз
настороженных и злых с него не спускал, ровно на мушку взял и водил следом
стволом, выбирая нужный момент, чтобы курок спустить. Черт знает что
такое, злился на себя Андрей, на небывалое с ним состояние.
Домой он пришел поздно: дождался, пока в клубе танцы закончатся,
развел двух петушков - Серегу и Митьку, которые уже было и куртки
поскидали, и рукава рубах подтянули, проводил до калитки разомлевшего в
тепле старика Корзинкина, терпеливо послушал, как он клялся, что "в
последний раз, да и то с устатку", проверил магазин и с Галкой на крылечке
постоял. За всеми этими делами (день вообще трудный был, хлопотливый -
суббота) Андрей как-то поуспокоился, однако тревога совсем не прошла,
где-то внутри затаилась.
Среди ночи, поближе к утру, Андрей проснулся от какого-то странного
стука в наружную дверь. Спросонок ему показалось, будто ветер забрасывает
на крыльцо тяжелые редкие капли дождя и они барабанят в старый
перевернутый тазик. Он привык уже, что его иногда поднимают по ноч



Назад