cb527180

Гусев Валерий Борисович - Вольный Стрелок



ВАЛЕРИЙ ГУСЕВ
ВОЛЬНЫЙ СТРЕЛОК
Аннотация
Неожиданно круто меняется жизнь частного детектива Алексея Сергеева по кличке «Серый». Взрыв в гостиничном номере, бешеная езда по ночным горам и наконец, предложение «князя» – воровского авторитета – стать его личным телохранителем.
Отказаться нельзя – ведь у противника «князя» есть личные «крутые» претензии и к самому Серому.
Часть I
ТЕНИ В ТУМАНЕ
Каждый вечер в горах зарождался туман и спускался к морю, клубясь среди камней, путаясь в ветвях. Совершенно тонули в нем свет и звуки, наглухо вязли мысли и чувства в студенистой неосязаемой мгле. И лишь скользили в ней чьито неясные тени, безмолвно враждебные, беспощадно одержимые только им известной целью…
– Сообщение от Ворона, шеф: Мещерский вышел на Серого.
– Неужели? Как кстати он отыскался.
– Не понял.
– Николай Иванович давно хотел с ним повидаться. В последний раз. Да и я бы не отказался.
– Опять не понял. Разве Бакс с ним встречался?
– Нет. И я – тоже.
– Теперь понял.
– Поручите Серого Русалке. Скажите от моего имени, что это тот человек, которого она ищет. Которого я ей обещал.
– И это понял.
– Вы иногда понятливы, Капитан. Контрольную группу из трех человек. Руководство акцией – Крутому.
– Не понял.
– Его можно потерять без ущерба для операции. Все, свободны.
Ну все, сказал себе Серый, теперь, стало быть, отдыхать. От спятивших жен и преданных любовниц, от злобных бандюков и кровавых вампиров, от верных врагов и коварных друзей. Злорадно вильнуть им всем хвостиком, шмыгнуть в норку, направить на вход пулеметный ствол и… спать.

Три дня. А еще лучше – три года. И все забыть, все оставить далеким, долгим, путаным сном. И начать все сначала.

Светло и чисто. В самом деле, сколько же можно, как говаривал дикий мальчик Маугли, почти безнаказанно «дергать Смерть за усы»? Все, все. Отдыхать, стало быть.

Маленький южненький городок, затерянная в щедрой субтропической зелени окраина. Спереди – море, сзади – горы, между ними – скромный семейный отель с Серым в самой середке: второй этаж, окна – на все стороны.

В любое можно вылететь и – хочешь – вплавь к турецкому берегу, хочешь – архаром по скалам. Только тебя и видели! И от бабки уйдешь и, стало быть, от дедки. Если всетаки разыщут.

Свои или чужие. Впрочем, мне теперь все одинаково чужие. Не поймешь даже, кто чужей…
Все, все – спать. Зевок до желудка, израненное тело – в пижамку, усталую голову – на подушку, любимый пистолет, стало быть, под бочок…
Не далитаки!
Гдето в самой мертвой точке – ночь еще не кончилась, утро не началось – приперлись…
Я проснулся еще до того, как он взялся за дверную ручку. Хотя шагов его по коридору не слышал, мягко он шел, как большая кошка. И когтями по паркету не шкрябал.
Нащупав пистолетную рукоятку, я толкнул пальцем флажок предохранителя.
Дверная ручка опустилась, уперлась было наивно, но легко хрустнула, будто с той стороны ее повернула не человеческая рука, а тупой безжалостный домкрат, тонны на три.
Дверь распахнулась – не резко, на испуг и неожиданность, не нагло, на «расплох», и не сторожко, с опаской, а спокойно, уверенно, будто приятель решил заглянуть с бутылочкой в кармане халата. Или девушка с первого этажа, из угловой комнаты.

Такая вся из себя – не поймешь, что у нее лучше: попка, грудки, ножки или профессия. Две, стало быть, профессии, обе древнейшие. А может, даже и три.

Потому как она меня еще и учить пыталась. Стилем «дельфин» плавать. Трудный стиль, надо сказать. Но красивый. Особенно когда плывет под водой стройная де



Назад