cb527180

Гусев Валерий Борисович - Вмятина



ВАЛЕРИЙ ГУСЕВ
ВМЯТИНА
Аннотация
Расследуя обычное дело об угоне автомобиля, оперативник выходит на след преступного сообщества...
I
Инспектор дорожнопатрульной службы Джуравой Расулрахматов стоял у поста ГАИ, расположенного рядом с железнодорожным переездом, и внимательно осматривал проходившие мимо него машины. Его помощник старшина Вадько находился рядом. Он сидел на подножке грузовика и, положив на колено планшет, быстро писал. Судя по скорбному лицу водителя, следящего за бегающим пером, старшина писал отнюдь не благодарственное посвящение…
Джуравой характерным жестом торопил легковые машины: давай, давай, проезжай, а некоторым грузовым делал знак остановиться, вскакивал на подножку и заглядывал в кузов. Дело в том, что в областное управление ГАИ поступил сигнал: на городском рынке у спекулянтов появился в большом количестве картофель, поставляемый, предположительно, с полей ближайшего совхоза, и что провозится он через его, Джуравоя, участок. Благо одна из дорог вела прямо к тому совхозу…
«Нет чтобы на рынке прихватить этих спекулянтов и как следует потрясти, – недовольно думал он. – А тут возись за них…» Джуравой имел в виду своих коллег из ОБХСС, но ворчал только так, для порядка, сознавая, что причина недовольства кроется в нем самом: он подсознательно опасался, что сигнал подтвердится. «Неужели я всетаки просмотрел? – спрашивал он себя. – Вроде не первый год на этой трассе. Изучил как свои пять пальцев…»
Большинство машин Джуравой пропускал без осмотра, отпуская их взмахом руки. Как правило, он хорошо знал, кто, куда и зачем едет. Вон, к примеру, Сергей на ЗИЛе… Этот на станцию за контейнерами. Кажется, третья ходка с утра.

Смотрика, до чего обидчивый! Глаза в сторону отводит… Все не может простить, как недавно, в день его рождения, я прокол сделал. Так ведь за превышение скорости, друг!

Давай, давай, поджимай губы! На обиженных, как говорится, воду возят…
За спиной в будочке резко зазвонил телефон. Джуравой шагнул назад, продолжая осматривать движущийся поток машин, открыл окошечко и снял трубку.
– Слушаю!.. Лейтенант Расулрахматов…
– Товарищ лейтенант! – приглушенно сказал голос в трубке. – Сейчас мимо вас проедет голубой самосвал «24 – 32 ТШЕ» с песком…
– Так, так… – подбодрил Джуравой. – Так?
– А под песком у него картошка… Может, левак, а может, ворованная…
– Спасибо за информацию. А кто говорит, могу узнать?
В трубке раздался короткий смешок:
– Ну, это уж лишнее, лейтенант. Давайте будем считать, что звонил Доброжелатель… Хоп?
– Ну что же… – улыбнулся Джуравой. – И на том спасибо!
Он положил на рычаг трубку, одернул рубашку, топнул начищенными до блеска сапогами об асфальт и шагнул к дороге. Потом жестом показал старшине Вадько, чтобы тот подменил его у шлагбаума, и, отойдя в сторонку, стал терпеливо ждать. Только едва заметное покачивание с пяток на носки выдавало некоторое волнение лейтенанта.
Вдали, со стороны совхоза, показался голубой самосвал. Джуравой сделал несколько шагов ему навстречу. Самосвал остановился метрах в пяти от вытянутой руки автоинспектора.

Из кабины высунулась кудрявая голова водителя с веселыми, цыганистодерзкими глазами.
– В чем дело? – спросил он. Джуравой подошел и козырнул:
– Автоинспектор лейтенант Расулрахматов! Ваши документы…
Водитель поднял руку и изпод крыши кабины достал маленькую книжицу, обернутую в целлофан.
Джуравой неторопливо раскрыл удостоверение с лежащим внутри техталоном, посмотрел на фотографию, мельком сверил ее с оригиналом и положил документы в



Назад