cb527180

Гусев Валерий Борисович - Давите Их Давите 3



ВАЛЕРИЙ ГУСЕВ
ДАВИТЕ ИХ, ДАВИТЕ
ДАВИТЕ ИХ, ДАВИТЕ – 3
Аннотация
Валерий Гусев родился в 1941 году. В настоящее время является исполнительным секретарем Московской ассоциации детективного романа. Книги В. Гусева хорошо известны широкому кругу читателей. Среди них – «Шпагу князю Оболенскому», «Остановить ветер», «Вольный стрелок», «Волчара»…
А уж теперь – ходу! Теперь главное – убраться отсюда живым. И желательно – относительно здоровым.

Тебято уж, Серый, бывшие коллеги хорошо приласкают, если достанут. И далеко не потащат, в первом же подъезде шлепнут, Но сперва душу отведут – вдоволь прикладами погладят…
Вдоль коридора снова ринулся шквал автоматного огня. Пули сбивали дверные ручки, молотили плафоны, рикошетили от пола и стек, злобно впивались в потолок, все превращая в ядовитую пыль, бушующее крошево обломков и осколков.
Сейчас рванутся волкодавы. Я вскинул руку с «вальтером», вдоль стены без счета и прицела, не жалеючи, выпустил почти всю обойму, чтобы выгадать нужное мне мгновение. Неясные фигуры в касках и бронежилетах в конце коридора мгновенно исчезли, словно влипли в стены и в пол, – и я нырнул в дверь.
Сзади послышался азартный вопль: «Дави его, Кудряш, дави краснозадого!», стукнула в пол к покатилась граната. Взрывом захлопнуло за мной дверь.
Дети Подземелья – две вежливые девчушки в простеньких курточках и брючках – спокойно ждали внизу. Одна из них взяла меня за руку, и, оглядываясь, они повели меня за собой.
Мы спускались какимито лестницами, ныряли в какието низкие проемы, открывали какието двери. Мы шли то в темноте – и девочки зажигали запасливо прихваченный огарок свечи, то бесконечным тоннелем, освещенным рядом тусклых лампочек, развешанных с равными промежутками, – и тогда девочки заботливо гасили свечу.

Иногда под ногами был ровный бетонный пол, иногда – хлам и отбросы, порой тянулись какието ржавые рельсы; иногда – вода, по колена, по пояс, по грудь, по шею, и девочки висли на мне, задирая головки, а я поднимал повыше свой «вальтер», чтобы не попала в него вода. Иногда слышался какойто ритмичный гул, и под ногами дрожало и сыпалось сверху или хапало за шиворот («Метро», – шептали девочки); иногда между нами шныряли громадные крысы, и мы дружно вздрагивали от омерзения. Р1ногда далеко впереди или в боковых проходах мелькали тени какихто людей, и я машинально вскидывал пистолет, но не стрелял – тени молча растворялись то в свете, то во мраке.
Юные диггеры чувствовали себя здесь как дома, деловито советовались, раза два поспорили, останавливались, чтото прикидывали и принимали решение, – и мы шли все дальше и. дальше – то в ярком или неясном свете, то в темноте или во мраке.
Я совершенно потерял ориентировку, да и не пытался запомнить наш путь, я все еще был там, наверху, все еще сражался отчаянно, безнадежно…
В какомто коллекторе мы наконец остановились у колодца. Под ногами хлюпало. Знобило от мокрой одежды.

Было тихо, слышалось только наше дыхание и потрескивание фитилька свечи.
Засунув пистолет сзади за пояс, я взобрался по ржавым скобам, прислушался.
– Девочки, – тихо сказал я, приподнимая крышку люка, – если через пять минут я не вернусь за вами, сразу же уходите и ищите другой выход, подальше отсюда. Спасибо вам…
– Пожалуйста, – вежливо отозвались они.
Я сдвинул чугунный блин и осторожно высунул голову, готовый мгновенно нырнуть вниз. Но, когда в мои отвыкшие от света глаза яростно ударил луч осеннего солнца, я зажмурился. И в этот момент во двор, где находился люк, въехал микроавтобус,



Назад