cb527180

Гурский Олег - Звездная Ветвь Прометеев



О. ГУРСКИЙ
ЗВЕЗДНАЯ ВЕТВЬ ПРОМЕТЕЕВ
Никто не мог объяснить, как Юлий Странников попал в экспедицию,
отправлявшуюся на Плутон. Этот человек был столь хрупкого телосложения, что в
астронавты никак не годился. Да и профессия у него была чисто земная,
кабинетная - философ. Правда, сам он считал себя космофилософом. Кроме того,
владел еще двумя-тремя специальностями, которые могли бы пригодиться в
условиях космического строительства. И все же товарищи, с которыми он летел на
Плутон, поглядывали на тщедушного, необщительного, всегда задумчивого молодого
человека - одни с недоумением, другие с едва заметной усмешкой, третьи с
откровенным сожалением и сочувствием. Видно было, что он и сам немного
стыдился субтильности своего организма.
Полет - даже на такие расстояния - не представлял по тем временам большой
сложности: после овладения искусственной антигравитацией человеку больше не
угрожала опасность падения на планеты из-за неисправности двигателей и не
страшны были ему самые массивные звезды. Тем не менее в космосе оставалось еще
немало коварных неожиданностей. Поэтому человек, выбравший своей профессией
космоплавание, не мог не являть собой - в глазах "обычных смертных" - идеала
отваги, хладнокровия, дьявольской сообразительности и находчивости.
Странников вряд ли отвечал этим требованиям. То был вечно погруженный в
размышления, до крайности рассеянный, застенчивый и милый человек, виновато
улыбавшийся в ответ на иную откровенную колкость в его адрес. Все свободное от
дежурств время (на корабле он был помощником врача) Юлий проводил в
кристаллотеке или у электронного каталога в поисках новинок и древней
литературы по философии, психологии, физике, биологии, даже религии и еще
невесть каких уникумов информации. Если же не был занят прослушиванием
кристаллокниг - разговаривал с Липатовым.
Космостроители, летевшие на Плутон, несказанно удивились, узнав однажды в
Салоне бесед от кого-то - и чуть ли не от черноглазой красавицы и насмешницы
космобиолога Лины Негиной, - что якобы Странников мечтает стать звездолетчиком
и даже надеется попасть в одну из первых звездных экспедиций, которая в
недалеком будущем должна стартовать с Плутона. Лину - и поделом! - саму
подняли на смех; но все-таки с тех пор на Странникова стали смотреть как на
заведомого чудака и фантазера.
Многим было известно, что Юлий лишь с неимоверным трудом прошел конкурс
при отборе на Плутон. С того дня как космовики, планирующие освоение планет и
крупных астероидов, объявили о наборе строителей на крайнюю планету Солнечной
системы, Комитет экспедиций был завален горами заявлений от претендентов. В
Плане освоения говорилось, что оно будет проходить в несколько этапов;
разумеется, всем было ясно, что первый - самый романтический. Предполагалось
сооружение города астронавтов, космопорта "К звездам", создание на орбите
вокруг планеты искусственного солнца, регулируемого по радио; наконец,
предстояла перестройка атмосферы Плутона по типу земной и посадка лесов на
огромных территориях.
Понятно, что на Плутон стремились миллионы людей. Но отбирали прежде всего
из тех, кто был полиспециалистом и прошел особый цикл подготовки
космостроителя на околоземных, лунных или марсианских космических станциях.
"Легче киту взобраться на вершину Чомолунгмы, чем человеку попасть на
периферию Солнечной системы", - шутил Валерий Липатов, астроштурман и
гравитационник, закадычный друг Странникова.
Непонятно, что общего было между этими столь разными людьми;



Назад