cb527180

Гурьян Ольга - Ивашка Бежит За Конём



Ольга Гурьян
Ивашка бежит за конём
Историческая повесть.
Глава первая
ИВАШКА И АННУШКА
Ивашка бежал за конём, увозившим его сестрицу Аннушку. Злой всадник
перекинул её поперёк седла. Аннушкина голова свесилась, длинные косы метут
пыль.
Ивашка бежал, торопился нагнать, вернуть Аннушку. Да где ж ему догнать?
Конь-то быстро скачет, а Ивашка, как ни старается, бежит медленно. Всё
длинней становится пыльная дорога между ними. Конь всё меньше становится.
Уж он будто глиняная игрушка-коняшка. Уж и того нет, клубочком вдали
катится. Уж и того нет, только вьётся вдали облачко пыли. А Ивашка за тем
облачком пыли бежит, бежит, задыхается, бежит.
Вдали облачко уже растаяло. Нет его. Ветром пылинки унесло и туда, и сюда,
и вовсе никуда.
Тут Ивашка взвыл в голос, вопит, плачет, пыль и слезы растирает по толстым
щекам.
- Как же я без Аннушки буду жить?
Идёт Ивашка, всхлипывает, носом хлюпает. Ноги с непривычки подгибаются.
Пот заливает глаза, он их рукавом утирает. Да что ж делать, надо идти.
Уже солнышко высоко поднялось, по серёдке неба стало. Ивашкина тень на
дороге вовсе стала коротенькая, жмётся к его пяткам. Но Ивашка на солнышко
не глядит, под ноги не смотрит. Он смотрит вдаль и вперёд, туда, где
Аннушка исчезла.
Вдруг он слышит подле себя тихие стоны. Кто бы такой? Оглянулся - нет
никого. Он дальше шагает, и опять кто-то стонет. Да что ж это? Никого нет.
Никого нет на дороге, один он бредёт. Вверх посмотрел - птиц не видать,
они в полуденный жар отдыхают. По сторонам взглянул - стоят кусты, не
шевелятся. Посмотрел на дорогу - там одна его послушная тень.
Ох, один он, один на всём белом свете!
Никогда, никогда он один не бывал - всегда с Аннушкой. И отца с матерью он
не помнил - его Аннушка вырастила. Она его баловала, холила. Сама всю
работу справляет, а ему говорит:
"Ты у меня ещё молоденький, погуляй ещё. Вот вырастешь, будешь мне защита".
Вот он вырос, уже десятый годок ему пошёл, а в страшный час не сумел её
защитить.
Замешкался.
Ещё было рано, ещё солнышко не совсем взошло. Они только умылись, за стол
не успели сесть - вдруг услышали на улице великий шум. Они выбежали во
двор, смотрят: на том конце деревни избы полыхают. По улице скачут
всадники, мечами машут, хватают людей.
- Бежим! - кричит Аннушка. - Ой, чьи-то дружинники на наше село напали!
Не успели до калитки добежать, конь взвился над плетнём, одним махом
перескочил. Всадник кричит:
- Лови её!
Схватил Аннушку, бросил поперёк седла, ударил коня плетью, поскакал прочь.
А Ивашка растерялся, замешкался, не сумел её защитить.
Ах, кто же это стонет, голос подаёт? А не ветер ли к нему Аннушкин голос
доносит издалека, как она плачет, упрекает его? Нет, и ветра нет, и
Аннушка далеко, уж ему её голоса не услыхать.
Кому же это быть, кому стонать? Один он на дороге, и тень у его ног. А не
тень ли жмётся к его ногам, жалуется? Нет, тень - она безгласная, тени не
разговаривают. А больше некому, никого не видать.
Это Ивашка стонет от нестерпимого горя. От жгучего стыда глаза закрыл. Ан
по дороге-то надо идти зрячему. Ивашка споткнулся о камень, на дорогу пал,
коленку зашиб, руки ссадил. И пожаловаться некому, и больше плакать сил
нет.
Вот догонит он злодея, схватит его за пояс могучей рукой. С копя прочь
сдёрнет и ногой наподдаст. Покатится злодей по пыльной дороге, заверещит
от страха, от обиды взвоет. А Ивашка злодею прямо в лицо засмеётся,
вскочит в седло, Аннушку одной рукой обнимет, и на том коне они домой
едут. Аннушка радуется,



Назад