cb527180

Гурфинкель Б - Эмоция Жалости



Б.Гурфинкель
Эмоция жалости
Рука с бланком радиограммы просунулась в пассажирский отсек. Человек в
легкой рубашке и шортах, сидевший у иллюминатора, прочел: "Итадзуэ, 10:00.
Видимость нуль шторм двенадцать баллов посадка невозможна тчк срочно
доставьте наземным транспортом 116/8 Клифтон".
Он со злостью скомкал бланк. Тайфун "Глория", атаковавший побережье в
двухстах милях южнее, вмешался и в дела "Дженерал Атомик".
- Садимся в Иокогаме, - сказал он пилоту и, выглянув в иллюминатор,
зажмурился от ливня света, хлынувшего в глаза. Внизу лежал Тихий океан. В
его волнистой синеве ослепительно сверкал шарик отраженного солнца и
мчалась хвостатая и рогатая тень вертолета.
Вертолет заложил крутой вираж - синева внизу накренилась, подставив
взгляду темную полосу берега. На уровне глаз мелькнула вершина высоченного
уступчатого здания. Тонкий шпиль венчала фигура журавля, вытянувшегося в
стремительном полете. Машина на минуту повисла, потом пошла вниз и с
сердитым стрекотом коснулась земли. Человек распахнул дверь, спрыгнул на
раскаленный бетон и, заслонив глаза ладонью, стал всматриваться в
приближавшийся темно-зеленый "джип".
- Добро пожаловать, сэр, - солнечные зайчики сияли в зеркальных стеклах
темных очков. - Кавасами, из Дзидося Умпан к вашим услугам.
- Выгружайте, Билл, - сказал приезжий. - Здравствуйте, мистер Кавасами.
- Одну минуту, сэр, - на лице агента автотранспортной конторы
отразилось вежливое сожаление, - куда нужно доставить груз?
- В Итадзуэ, и как можно скорее, - в тоне приезжего звучало нетерпение.
- Но это обойдется вам недешево, сэр... Автостраду в Итадзуэ держат под
контролем гэнкаевцы, и не всякий водитель согласится ехать... Нужна
вооруженная охрана.
Приезжий поморщился. Об этом он слыхал. Общество Воинов Атомного
Пепла... - эти парни пытались партизанскими методами помешать снабжению
базы. "Хиросиму все не могут забыть, а ведь уж тридцать с лишком лет
прошло", - подумал он, инстинктивно потрогав белесый шрам, след японской
пули, оставшийся с той поры, со времен Хиросимы.
- Сколько? - спросил он.
- Сто долларов за каждую милю, сэр: возможно, придется совершать
трудные объезды. И, кроме того, сэр, - агент улыбнулся, - пожизненная
пенсия будущей вдове водителя...
- Двадцать две тысячи долларов, да еще и пенсия... А можно застраховать
груз? - подумав, спросил приезжий.
- Исключено, сэр, - сказал Кавасами. - Но... Но вот они, - агент указал
на многоэтажную махину, увенчанную журавлем, - возможно, пойдут на риск
страховки. Цуру-Кюку-Умпан, сэр, - ускоренные железнодорожные перевозки.
- Билл, подождите меня, - сказал приезжий. - Надеюсь, вы меня
подвезете, мистер Кавасами?
Покачиваясь на мягком сиденье, приезжий развернул свежий номер "Ниппон
таймс". В глаза бросилась подпись "Дорис Хант". А, старая знакомая! Статья
называлась "Электронный Хозяин водит поезда". "Должно быть, электронный
робот на транзисторах, - подумал он. - Однако раз Дорис здесь, значит не
зря: у нее первостатейный нюх, и какую-то сенсацию она наверняка
раскопала. Надо будет ее повидать".
Стеклянная вертящаяся дверь блеснула на солнце многоцветной радугой, и
старый швейцар, низко склонившись, со свистом втянул воздух сквозь
стиснутые зубы: гость явно заслуживал почета.
На площадке четырнадцатого этажа гостя встретил плечистый молодой
японец и молча проводил к двери. Кабинет был ограничен, казалось, лишь
двумя плоскостями: окном во всю стену и громадной картой Хоккайдо. Из-за
небольшого полированного стола



Назад