cb527180

Гуревич Георгий - Все, Что Из Атомов



Георгий ГУРЕВИЧ
Все, что из атомов
(ГЛАВА ИЗ НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКОГО РОМАНА)
Есть скрытая мудрость в старинных народных сказках, которые мы
снисходительно называем детскими.
Возьмите, например, сказки о скатерти-самобранке, о фее -
исполнительнице желаний или о волшебной палочке. Чародей ударил
палочкой, прошептал страшное слово "абракадабра", и в мгновение ока
возник накрытый стол, нарядный костюм или оседланный конь.
Да ведь это же прообраз... идеи Березовского.
Мы очень мало знаем о молодости этого человека. Он родился в 1909 году
в селе Думиничи бывшей Калужской губернии. Потерял родителей в годы
гражданской войны. Беспризорничал, потом попал в трудовую колонию,
оттуда на рабфак. Стал учителем, преподавал химию в средних школах
Ленинграда. В каких именно школах, не удалось установить. С первых дней
войны пошел в ополчение. Был ранен под Нарвой, потерял ногу... и выйдя
из госпиталя зимой 1942 года, оказался в осажденном Ленинграде.
И вот в пустой, слишком просторной и слишком холодной комнате коротает
дни одинокий инвалид. В железной печурке сгорела мебель, сгорели книги.
Проглотив раз в день кусочек скверного хлеба, инвалид забирается под
одеяло, под пальто и шинель. Чаще он спит, и во сне ему снится еда -
моря супа, хлебные горы... Впрочем, они исчезают, как только отрубишь
краюшку топором. Проснувшись, человек погружается в воспоминания... как
в деревне он ел сметану деревянной ложкой из крынки, как в рабфаковской
столовой ел пюре с жареной колбасой, как поглощал пирожные в кафе
"Север", как уписывал перловую кашу, сидя на земле у походной кухни.
Мысли о еде выпуклы и навязчивы, резь в животе от них становится
сильнее. Живот такой пустой и впалый, кажется, что сквозь него можно
прощупать позвоночник. До завтрашнего ломтя еще четырнадцать часов.
Время тянется нестерпимо медленно. Только пять минут назад Березовский
смотрел на часы.
Чтобы отвлечься от прилипчивых мыслей о хлебе, Березовский сам себе
пересказывает сожженные в печке книги. Но романы странно
трансформируются. На первый план выходят завтраки и обеды. Охотники
Майн-Рида бесконечно жуют мясо убитых антилоп и слонов. Сюда в
Ленинград хотя бы одного слона. Съели бы с клыками вместе. Смакуют
тонкие закуски герои Бальзака. Зачем только они философствуют и
флиртуют, отвлекаются от еды, тратят время на пустяки? Плесневеют
паштеты в подвалах Гобсека. Столько еды загубил проклятый ростовщик!
Плесень, впрочем, можно счистить. Четыре мушкетера, чтобы их не
подслушивали, устраивают завтрак на обстреливаемом бастионе. Интересно,
что у них было на завтрак. Если кормили обильно, Березовский рискнул бы.
И вот в какой-то день в памяти всплывает фантастический рассказ. Сам
Березовский утверждал, что он прочел эту историю во "Всемирном
Следопыте", но в каком номере, не удалось выяснить, и трехтомная
библиография Ляпунова тоже не могла нам помочь. Итак, вспоминается
рассказ малоизвестного автора Юрия Гуркова "Все, что из атомов". Герой
рассказа, профессор Знайков, рассуждает так:
"Конечно, сказка - обман, миф, дурман и все такое прочее. Конь, ситник
с огурчиками, или дворец из ничего - это чистейшая выдумка и нарушение
закона сохранения материи. Однако, если вдуматься, есть тут и разумное
начало. Нам нет нужды обязательно творить из ничего. Важно получить
коня и огурчик. И тут вспоминаешь, что в коне и огурце есть нечто
общее: оба они состоят из атомов и даже примерно одних и тех же -
углерода, водорода, кислорода, натрия и прочих. Расста



Назад