cb527180

Гуревич Георгий - Только Обгон



Георгий Гуревич.
Только обгон
(По мотивам мемуаров йийита Гэя)
Среди дорожных знаков различаются предупреждающие, запрещающие и предписывающие. К числу последних относятся стрелки, указывающие: "только прямо", "только налево", "только направо".
Спутник автомобилиста
От переводчика
В подзаголовке написано "по мотивам". Я взял на себя смелость первую для земного читателя йийитскую книгу дать в собственном переложении.

Для литературы это непривычно, в кино же случается сплошь и рядом. "Борьба миров" по мотивам Уэллса, но перенесенная в Америку середины XX века. "Идиот" по Достоевскому, но герои - японцы и действие в послевоенной Японии. Я сам настороженно относился к этим вольностям "по мотивам", даже возмущался искажением классиков, обижался за них. И за книгу Гэя я взялся с искренним желанием скрупулезно донести до людей все оттенки смысла, каждому слову найти точнейший эквивалент. И вот что начало получаться:
- Йийиты, хаффат!
Мы лежали в пахучей грязи, постепенно зеленея, когда я ощутил в пятках знакомое дрожание.
- Неужели Рэй? - дрогнул я.
Да, это был Рэй, весь серый и красно-сетчатый.
- Йийиты, - воскликнул он, - хаффат!"
Вы поняли что-нибудь?
Конечно, можно все это пояснить примечаниями. Сообщить, что дело происходит на планете Йийит, жители ее Йийиты, слово употребляется в значении "люди", а также "друзья", хаффат - маленькое животное, самка которого имеет обыкновение после свадьбы съедать мужа, подобно нашим паучихам.

В переносном смысле - измена, предательство, но не просто измена, а самая подлая, измена под личиной нежнейшей любви. Почему йийиты лежали в грязи?

Потому что атмосфера на их планете разреженная, воздухом они не дышат, а кислород получают из воды, обычно из болотной, богатой перегноем и азотнокислыми солями (пахучая грязь). Для отдыха укладываются в ил, чтобы запасти себе кислород и соли на несколько часов, накапливают их в горбу на спине.

При этом кровь у них зеленеет; она вообще зеленая, поскольку в гемоглобине у йийитов не железо, а магний, как у наших растений. Посвежевший йийит зеленеет, усталый - сереет, и сквозь кожу у него начинает просвечивать красноватая сеточка сосудов.

Надо пояснить еще "знакомое дрожание". Тут опять виноват разреженный воздух. Звук он проводит плохо, поэтому у йийитов на голове нет ушей, орган слуха у них на пятках.

Впрочем, и у нас следопыты ложатся на землю, чтобы уловить дальний топот. Чтобы слышать лучше, йийиты прижимают подошву к твердому грунту.

В концертных залах разуваются и вставляют ноги в особые металлические галоши, обычно медные, в кабинетах же у них ради тишины мягкие пробковые ковры. Естественно, йийиты хорошо различают походку, слышат походку ("ощутил... знакомое дрожание") и сами разговаривают, прижимая пальцы к земле ("дрогнул я").
Видите, что получилось: целая страница примечаний к шести строкам. Но это еще не беда. В первой главе всегда много примечаний. Дальше читатель входит в материал, новое, незнакомое встречается все реже. Беда в восприятии.

Не так уж неразумен был японский режиссер, перенося в Японию сюжет Достоевского. Возможно, он опасался, что антураж чуждой эпохи и страны, старинная мебель, дворцы с колоннами, бороды, эполеты, аксельбанты, рысаки будут мешать японскому зрителю.

Вместо фильма о душах человеческих получится изображение экзотического русского быта. Вот я и усомнился: не помешает ли вам следить за сутью повествования зеленая кровь и пахучая грязь. Не будет ли смешно и противно, когда эти зеленокровные с ушами на пятках начнут стр



Назад