cb527180

Гуревич Георгий - Приключения Машины



Георгий ГУРЕВИЧ
ПРИКЛЮЧЕНИЯ МАШИНЫ
ТРЕБОВАЛОСЬ найти его во что бы то ни стало. Где он прячется, не
представлял никто, и не было уверенности, что мы ищем там, где нужно.
Правда, мы знали его приметы, знали, в каком окружении его можно
встретить, находили следы этого окружения. В довершение трудностей,
местность эта была для меня недоступна. Я не мог отправиться туда
лично, посмотреть следы своими глазами, вынужден был, сидя по ту
сторону грани за письменным столом, обдумывать донесения, сопоставлять,
сравнивать, взвешивать факты, чтобы в результате сказать: "Здесь вы его
найдете".
Может быть вы ожидаете рассказ о выслеживании преступника, что-либо
вроде приключений Шерлока Холмса. Но почему, собственно? Разве только
уголовников приходится разыскивать, разве только агенты умеют,
сопоставляя факты, находить нить? Лично я занимался этим всю жизнь. Я
мог бы привести много примеров. Да вот хотя бы недавно на Курильских
островах...
1
НА Курильские острова я попал впервые. До той поры я видел их только на
карте. На карте они похожи на провисшую цепь, запирающую выход из
Охотского моря. И в голове у меня невольно сложился образ: каменная
гряда, нечто вроде разрушенного волнолома, мокрые черные скалы, фонтаны
соленых брызг и неумолчный крик чаек.
Но Итуруп приятно разочаровал меня. Я увидел зеленые горы с мягкими
очертаниями, ярко-синие заливы, перешейки под ватным одеялом тумана.
Лихой шофер мчал нас по мокрому пляжу, и волны подкатывали под колеса,
словно хотели нас слизнуть Рядом были белые скалы из пемзы, заросли
бамбука, похожего на гигантские колосья, где человек подобен полевой
мыши, запутавшейся в стеблях. Затем мы перевалили через хребет с
охотской стороны на тихоокеанскую и нырнули в море тумана цвета чая с
молоком. Шофер отчаянно сигналил, но тормозить не хотел ни за что.
Из-под колес в бездонную мглу летели мелкие камешки. Навстречу из мути
выплывали толстые столбики, обозначавшие опасный поворот, бульдожьи
морды грузовиков, прохожие, прижавшиеся к откосу, рыхлые осыпи, корявые
изуродованные ветром деревца. Затем послышался глухой все усиливающийся
гул, запахло сыростью, солью, гниющими водорослями и из тумана начали
выкатываться могучие валы, шелково-серые у основания и с мыльной пеной
на гребнях. Они выплывали из мглы безмолвно, медленно склоняли головы и
вдруг с яростным грохотом обрушивались на берег. На секунду все
исчезало в пене, но исчерпав свою силу, вал откатывался, соленые
струйки, ворочая гальку, убегали во мглу, откуда уже выплывала
следующая громада.
Машина запрыгала по камням. Дорога здесь была вымощена вулканическими
бомбами, круглыми, величиной в человеческую голову. Мотор застучал,
задрожали борта, зубы у меня начали выбивать дробь, как будто от
озноба. Но тут поездка кончилась. Мы остановились у низкого деревянного
дома, над дверью которого виднелась надпись: Научно-испытательная
станция океанографического института.
- Ходоров в мастерской, - сказали мне. - Пройдите через полигон.
Я пересек голую каменистую площадку, скользкую от соленых брызг. На
другом конце ее была мастерская - дощатый сарай, в воротах которого
толпились люди возле машины, похожей на остов ремонтирующегося
трактора. Я спросил начальника экспедиции. Мне показали спину в
выгоревшем голубом комбинезоне...
Я представился: Сошин Юрий Сергеевич. Прислан к вам консультантом по
геологии.
С первого взгляда Ходоров не внушил мне особого доверия.
Ему было лет 28, для начальника экспедиции маловато. О



Назад