cb527180

Гуревич Георгий - Подземная Непогода



Гуревич Георгий
Подземная непогода
Оглавление:
* Рассказ первый: Виктор Шатров
* Рассказ второй: Александр Глебов
* Рассказ третий: Степан Ковалев
* Рассказ четвертый: Елена Кравченко
* Рассказ пятый: Последняя каверза
Ранний вариант повести - повесть "Борьба с подземной непогодой"
Рассказ первый
Виктор Шатров
1
Виктору предстояло дольше всех ждать и волноваться. Его фамилия - Шатров -
была в конце списка, а комиссия по распределению вызывала студентов строго по
алфавиту; Виктор опасался, что ему не достанется интересной работы.
Выпускники ожидали своей очереди в актовом зале. Стены были выкрашены
здесь желтой краской, но из-за обилия света казались бесцветными, и на блеклом
фоне резко выделялась пестрая геологическая карта, занимавшая целый простенок.
Ее насыщенные тона: небесно-голубые, изумрудно-зеленые, ликующе алые -
радовали глаз. Сидя на подоконнике, Виктор любовался неожиданными сочетаниями
красок и думал: "Это схема моей судьбы".
На самом верху слева бросалось в глаза розовое пятно - Балтийский щит,
обширная страна, которую с древнейших времен не заливало море, область
гранитных скал и ледниковых озер, топких болот и водопадов. Может быть,
Виктора пошлют туда: в Карелию или на Кольский полуостров. Он будет собирать
образцы древних пород, которых нигде в мире не встретишь, только в Хибинах,
Монче-тундре или на Лов-озере.
Ниже - Русская платформа. Вся она расцвечена спокойными красками:
каменноугольные отложения - темно-серые, меловые - бледно-зеленые, юра -
голубая, пермь - рыжеватая. А между двумя равнинами - Русской и
Западно-Сибирской - разноцветной полосой лежит Урал и, как уральские
самоцветы, сверкают на карте пурпурные, розовые, зеленые, лиловые краски
изверженных пород.
И на Урал хотелось бы поехать, увидеть своими глазами железные горы,
густо-зеленый с разводами малахит, яшму, берилл, бокситы - всю природную
коллекцию минералов, собранную здесь, на грани Европы и Азии.
- Дайте посмотреть, ребята, где это Чиатура.
Получившие назначение протискивались к карте. Если бы каждый студент
отмечал место будущей работы, вся карта была бы утыкана флажками. Только что
искали Североуральск, потом Кохтла-Ярви, теперь нужна Чиатура. Чиатура - это в
Грузии, знаменитое месторождение марганца. Неплохо и там поработать, полазить
по горным склонам, одетым виноградниками, завтракать абрикосами и чуреком,
купаться в бурных речках, где можно устоять только на четвереньках, за ужином
запивать шашлык молодым, нестерпимо кислым вином.
Но вот из кабинета вышла смуглая девушка с черными глазами. Подруги
бросились к ней:
- Ну что, Кравченко, куда тебя?
- В аспирантуру, Леночка, да?
Виктор подался вперед, но сдержался и промолчал. Что переспрашивать? Елена
- отличница, Елена - любимица профессоров. Конечно, ее оставили на факультете.
А как же просвечивание океанского дна? Видимо, океан и просвечивание - только
детские мечты, о них забывают, взрослея.
- Нет, не в аспирантуру. В Московское управление.
- Счастливица! - вздохнул маленький вихрастый Чуйкин. - Что же ты не
поздравляешь ее, Витя?
- А с чем поздравлять? Сразу из института - на канцелярскую работу, от
стола - к столу.
- Товарищи, есть места в Москве! - басом объявил долговязый студент. - Я
сам читал объявление: "Нужны работники в трест очистки улиц и площадей". Берут
без всякого диплома, даже с тройками по палеонтологии. Чуйкин, я записал для
тебя адрес.
Чуйкин надулся и что-то обиженно забормотал. Виктор смотрел на него с
брезгли



Назад