cb527180

Гуревич Георгий - Они Же Деревянные



Георгий Гуревич
Они же деревянные
Надо же!
Всегда так получается: поспешишь, засуетишься, понадеешься, дескать,
тысячу раз сходило, авось сойдет... И - крах! Кори себя потом: не так
нужно было, нужно было с умом; беда мимо прошла бы...
А день складывался так удачно, такой пронзительно бирюзовый,
по-весеннему ликующий, бодрящий по-зимнему. Не я шел. лыжи несли меня.
Не скользили, парили над снежными рельсами. Я в азарт вошел, кричал как
мальчишка: "Темп, темп! Лыжню мне!" Ладная бежевая фигурка приближалась
толчками, ножками семенила, не могла уйти. Но тут трасса свернула в
чащу, запрыгала по корням. Кажется, я еще успел заметить это ноздреватое
пятно, следы капель от тающих сосулек. Кажется, подумал: "Ледок,
наверное". Но когда я увидел это пятно? Метра за три, за секунду.
Притормозить все равно не успел бы. Мелькнуло: "Ледок... скользко...
лыжня сбита... но проскочу авось..." И вот уже левая лыжа вильнула с
бугорка вправо, правая наехала на нее, и я... - о позор!.. - лежу на
боку в сугробе. Метнул взгляд вперед: бежевая мчалась не оглядываясь, не
видела моего крушения. Скорее, скорее на ноги! Палка на снег во всю
длину, оперся, приподнялся, ноги не разобрал как следует, правой
наступил на левую, и... крак! у нижней лыжи отлетел носок.
Пришлось окликать бежевую, признаваться в поражении.
- Ну что ж, вернемся, - сказала она. И столько разноречивых чувств
было в ее голосе: и вежливая жалость, и готовность пожертвовать собой из
жалости, и раздражение на себя за излишнюю деликатность, печаль об
испорченном празднике, обида на меня, упреки всех оттенков, презрение и
обещание никогда - никогда в жизни больше не связываться со мной.
Я осторожно подвигал искалеченной лыжей.
- Может, попробуем? Идите своим темпом. А я сзади потихонечку.
Получилось, представьте себе. Передвигался я. Не парил, конечно,
возил ногами помаленьку. На буграх осторожно притормаживал, чтобы не
воткнуться в снег носом. Бежевая мелькала впереди между стволами, потом
поджидала меня у красных столбиков на перекрестках просек. Не так уж
долго поджимала: минуту-полторы. Оказалось, что лыжа работает и без
гнутого носка. Я даже вспомнил, что охотники в тайге делают плоские
лыжи-снегоступы. Узкая и длинная - пригородное изобретение, не для чащи
- для парков, исчерченных гладкой лыжней.
- Видишь, не трагедия же, - сказала мне сломанная лыжа - Мы еще
походим по зимнему лесу сегодня... и не только сегодня. Зря ты махнул на
меня рукой.
Я не оговорился. Это лыжа сказала. Дело в тем, что в моем доме вещи
умеют говорить... с некоторых пор. Разговаривают только со мной и только
с глазу на глаз (впрочем, это неточное выражение, у них же нет глаз). От
посторонних таятся, можно, стесняются.
Со мной мои вещи словоохотливы, я немало узнал об их вкусах и
переживаниях. Оказывается, все они любят быть в деле, томятся на полках,
сетуют, если я редко пользуюсь ими. Когда я открываю гардероб, рубашки
начинают ерзать на вешалках, выставляют воротнички и рукава, чтобы
напомнить о себе, шепчут "Меня... меня... меня надень сегодня".
Избранница гордится, красуется, жеманится, переливаясь на свету.
Оставшиеся кричат ей с завистью (черной или белой?): "Смотри там
хорошенько! Когда вернешься, расскажешь, что видела". Понимаю: тоскливо
им на плечиках, каждой хочется выйти в свет, на людей посмотреть, себя
показать.
Рубашки любят, чтобы я их носил, стаканы, чашки - чтобы пил из них,
стулья - чтобы на них сидел, кушетка - чтобы полеживал. Вещи любят
обсл



Назад