cb527180

Гуревич Георгий - На Прозрачной Планете 1



Гуревич Георгий
Наш подводный корреспондент
На прозрачной планете #1
1
Требовалось найти его во что бы то ни стало. Где он скрывается, не
представлял никто, и не было уверенности, что ищут там, где нужно. Правда,
известны были его приметы, известно было, в каком окружении он
встречается, и следы этого окружения уже попадались на глаза. И в
довершение трудностей местность была недоступна. Приходилось, сидя за
письменным столом, обдумывать донесения, сопоставлять факты, сравнивать,
взвешивать, искать, не выходя из комнаты, чтобы в конце концов сказать:
"Здесь вы его найдете".
Нет, это не рассказ о ловле преступников, не новые приключения Шерлока
Холмса. Разве только преступника приходится разыскивать, разве только
детективы умеют, сопоставляя факты, находить след? Я мог бы привести много
примеров... Да вот, хотя бы на Курильских островах...
2
На Курильские острова я попал неожиданно. Я совсем не намерен был ехать
туда, собирался в отпуск к теплому морю, хотел полежать на песке, не думая
о его минералогическом составе, подремать, прикрыв лицо соломенной шляпой,
не вскакивать чуть свет, чтобы нарубить дров для костра.
В тот год я особенно стремился на отдых, потому что сезон оказался
неудачным - лето разбитых надежд. И что самое неприятное - именно я
разбивал эти надежды... тяжелым геологическим молотком.
А началось так заманчиво. Ранней весной пришло радостное известие:
"Открыта алмазная трубка! Новое месторождение! Вторая Якутия на Камчатке!
Камчатка - страна алмазов!" Областные геологи пришли в волнение. Все силы
бросили на алмазы. Сам Яковлев Иван Гаврилович вызвал меня. Прервав
начатую работу, я в конце июня прилетел в Алмазную падь...
И скоро понял, что трубки нет.
Такое разочарование! Конечно, никакого нарочитого обмана тут не было;
были неопытность, самонадеянность, страстное стремление сделать открытие.
В общем, кто хочет видеть сны, тот видит их. Доказательства подменили
энтузиазмом, выхлопотали средства, снарядили большую экспедицию, и
участникам ее - мне в том числе - пришлось убедительно и методично
доказывать, что никакого месторождения нет. Как ни странно, опровергать не
менее трудоемко, чем открывать. Отыскать достаточно один раз, отрицать
надо каждое предположение заново. Ведь открыватели стоят на своем, требуют
проверки, указывают другое, третье, четвертое место, спорят со скептиками,
честят их консерваторами и предельщиками.
Есть люди, которые с удовольствием закрывают чужие открытия. Им
нравится разоблачать незрелые мечты, снисходительно поучать зарвавшуюся
молодежь. Я не принадлежу к их числу. Мне приятнее положить находку на
стол. Лето, потраченное на опровержение, было самым бессмысленным и
утомительным в моей жизни. Я оказался прав, но чему радоваться? Алмазов-то
нет.
И вот открытие закрыто, мы готовились к отъезду. В кармане лежали
билеты на пароход. И я уже видел себя в каюте, на покачивающейся койке под
снежно-белой суровой простыней, с какой-нибудь бездумной книжкой о
чувствах, совершенно ненужной пожилому геологу. А там, впереди, маячила
Москва, путевка на юг, отдых перед новой, более полезной, как я надеялся,
экспедицией.
Но в день отъезда я встретил Ивана Гавриловича Яковлева.
Секретарь обкома Яковлев был одним из тех, чьи надежды я невольно
обманул, чьи планы разрушил. И ему, собственно говоря, не было особой
причины радостно улыбаться, протягивая мне руку.
- Ага, - сказал он, - на ловца и зверь бежит. Именно ты мне нужен,
товарищ Сошин. На Курильских о



Назад