cb527180

Гуревич Георгий - Глотайте Хирурга



Г. ГУРЕВИЧ
ГЛОТАЙТЕ ХИРУРГА
«Своего хирурга глотайте быстро
и решительно; чтобы не застрял в
горле, запейте водой...»
Свод Космических Знаний.
т. XVII, Медицина.
Я отшатнулся. Серебристая блестящая змея проворно скользнула в угол, и,
позванивая чешуей, свернулась в кольцо. Кольцо на кольцо, кольцо на кольцо.
Мгновенно на уровне моего лица оказалась небольшая головка с матовыми,
совершенно бессмысленными глазами. Глаза были пусты, как экран испорченного
телевизора, а чешуйки, отражая свет, поблескивали, словно тысячи живых
глазков.
— Знакомьтесь, — сказал Проф, — это и есть прикрепленное к вам ису
124/Б/569.
Ису — искусственное существо. На Чгедегде, где полным-полно машин, самых
причудливых, даже человекообразных, а живые собеседники могут быть похожи и на
ленту, и на стол, и на любую машину, принято, представляясь, объяснять
происхождение: кто ты есть, искусственное существо или естественное — есу. Сам
Проф был есу, среди его помощников — три есу и три ису, Гилик, мой карманный
гид-переводчик — ису. И вот еще одно ису — 124/Б/569.
— Твой лейб-медик, пейб-целитель, лейб-ангел-хранитель, — пояснил Гилик,
высунувшись из кармана.— Постарайся завоевать его расположение. Как это
проявляют дружелюбие у вас на Земле?
Я нерешительно протянул руку. Как-то неприятно прикасаться к змее, хотя бы
и с высшим медицинским образованием. К тому же непонятно было, что пожимать.
Рук у змеи я не видел, были только какие-то лопаточки, прижатые к телу.
— Но вы, кажется, брезгаете, господин Человек? — Гилик тут же заметил мою
нерешительность. — Вам не понравился облик личного ангела. Вы рисовали его
себе в виде прелестной землячки. Но вы же сами объясняли, что у ваших
однопланетцев форма тела унаследована от обезьян — древесных прыгунов. Этому
хирургу негде будет прыгать, ему придется, как червяку, вползать во все
щелочки, вот он и выглядит, как червяк. Внешность ису определяется
назначением, это твердое правило Чгедегды. А во всем нашем Шаровом скоплении
самых лучших ису делают на Чгедегде. Я сам родом оттуда.
Это я назвал его Гиликом. Как полагается ису, у него тоже был только
номер, трудно запоминающийся и трудно произносимый. Поскольку он был моим
проводником по всем кругам тамошнего неба, я именовал его первоначально
Вергилием, потом получилось сокращение — Гилик. Но скорее всего он со своими
пси-рожками был похож на чертенка. Этакий маленький, вертлявый, беспокойный,
злоязычный и насмешливый карманный бесенок.
Первое время я даже обижался на его шпильки, потом понял, что таково
свойство его ума. В погоне за портативностью (а карманный гид-переводчик и
должен быть портативным) ему не дали блоков эмоций и центра понимания
сложности. Он был вполне логичен, линейно логичен, железно логичен до
идиотизма и не уставал удивляться противоречиям Вселенной, материи и
человеческой натуры — моей. Конечно, я не был последователен и на этот раз.
Нуждался во враче, просил врача и отшатнулся, потому что врач был похож на
змею.
— На что жалуетесь? — гнусаво протянуло змееподобное.
— Я жалуюсь на старость, — сказал я. — Я старею. Что такое старение? Это
спуск с вершины. Моя вершина позади, я с каждым годом становлюсь ниже... по
качеству. Мои мускулы слабеют, реакции замедляются, ум становится
неповоротливее, я запоминаю меньше, чем забываю. Я ни в чем себя не
превосхожу, мечтаю удержаться на вчерашнем уровне, сам себя утрачиваю по
кусочкам и не приобретаю ничего, кроме болезней — одной, другой, третьей. Мое
завтра неи



Назад