cb527180

Гурьев Андрей - Была Бы Мысль



Андрей Гурьев
Была бы мысль...
(Сборник стихов)
Памяти
Заслуженного лесовода Чувашии
Гурьева Дмитрия Гурьевича
(16.09.1930 - 21.01.1974)
"В полет! В космическую даль:" -
Был зов его природы,
Но, затаив в душе печаль,
Подался в лесоводы.
Конечно, риск не так высок,
И сено, и карьера,
Но сколько раз на волосок
От пули браконьера.
Когда пожар в лесу сжигал
Деревья, как бумагу,
Он шел в огонь - и так достал
Медаль он "За отвагу".
Он всей душою полюбил
Чувашские дубравы,
И труд всей жизни посвятил
Для их всемирной славы.
И труд земной соединил
С космическим, как автор,
Который книгу посвятил
Герою-космонавту.
Credo
Цветок прелестный может мразь
Сломать, втоптать ногами в грязь.
Из грязи вырастут цветы
"Необычайной красоты",
А благ намереньями в ад
Дорога выстлана - твердят.
Все в этом мире уж давно
Быть в равновесии должно:
Нет в мире ни Добра, ни Зла,
Ни Бога и ни Дьявола.
Но жизни тяжела дорога,
И жить нельзя без Веры в Бога...
Национальная идея
Мальчишка - чистильщик сапог
В миллионеры выйти смог -
И вот - шумит, над миром рея
Американская идея:
Мол, если вправду ты умен,
Так заработай миллион,
А если не случилось так -
Не обижайся уж - дурак.
В России испокон веков
Мы уважали дураков.
У нас другой душевный строй.
Мы ходим "книзу головой".
У них душа уходит в пятки,
У нас - в мозги, и все в порядке:
"Умом Россию не понять",
"Что я могу еще сказать".
Скажу одно: давайте, братцы,
Не подражать американцу,
Не подражать во всем и сдуру -
У нас другое ремесло -
Одолевая в муках Зло,
Нести духовность и культуру.
Тем, кто был и кого уже нет,
посвящается этот
Сонет
С рожденья и до седины
Обречены мы, обречены!..
Ни прекраснейших людей,
Ни красавиц, ни детей -
Не хранит земная твердь. -
Всех в гробы уложит смерть.
В чем же смысл существованья? -
Радость встречи, узнаванья...
Боль немыслимых утрат. -
Вот уж жизни ты не рад!
Пусть порадуются черти -
Я иду навстречу смерти!
Мне плевать! -
Дайте только на весь свет проорать!
Я иду нелюдим
В светлом празднике дня,
Оттого что другим
Наплевать на меня.
Мне бы все позабыть,
Ничего не желать
И последний патрон
В ствол холодный дослать.
Но заплачет, поди,
Поседевшая мать,
Да и что впереди -
Любопытно узнать...
Поэт
Ты говоришь:
"Я Вас любил...",
"Я так страдал ...",
"Я слезы лил..."
Ты говоришь - и не краснеешь:
Ведь не себя ты разумеешь
(Ведь только бездарь или гений
Сказать посмеет: "Я, Есенин..."),
И сам лирический герой
Не ты, скорей - читатель твой.
Его ты чувству должен внять
И метким словом передать.
Ты - никому не интересен.
Но мир хоть и велик, а тесен,
И потому ты можешь знать,
О чем он не умел сказать,
И излечить от немоты
Его сумеешь только ты.
На стихи ***
Рифмует бойко,
Но не Пушкин
- Не задевает потроха.
Не для него стихи - игрушка,
А он - игрушка для стиха.
К ***
Я программист, а не поэт,
И потому в твой День Рожденья
Дарю чужие сочиненья,
Поскольку собственных-то нет.
Сегодня нет, но завтра будут.
Мечты чудеснее, чем явь -
И ты надежды не оставь:
Потомки наши не забудут
Твой светлый образ: он в веках
В моих останется стихах!
К ***
Стою в смятении, не зная,
С чего послание начать,
И - от оконной рамы - тает
На лбу холодная печать,
Но в сердце - хладном и бесстрастном -
Давно уж пламя не горит,
И дева в образе прекрасном
Меня презрением дарит.
Лишь в грезах - тайных и напрасных -
К ее ногам я припадал
И клятв - торжественных и страстных -
Слова безумные ше



Назад