cb527180

Гуреев Максим - Быстрое Движение Глаз Во Время Сна



Максим Гуреев
Быстрое движение глаз во время сна
повесть
Вступительное слово Андрея Битова
Гуреев Максим Александрович родился в 1966 году в Москве. Закончил
филфакт МГУ, учился в Литературном институте им. А. М. Горького. Печатался
в журналах "Октябрь", "Дружба народов", "Искусство кино" и др. В "Новом
мире" публикуется впервые. Живет в Москве.
Однажды в 1989 году вышло так, что я принялся одновременно за два
непонятных дела: преподавать в Литинституте и писать о Ломоносове. Эти два
занятия отразились друг в друге. Сейчас, держа перед собой текст Максима
Гуреева, я нахожу его внутри этого отражения.
Я собирался не столько учить детей писать, сколько отучать их от
этого. Дети оказались на редкость понятливыми: им только так и хотелось -
быть не первыми, но единственными.
Н. Божидарова, А. Бычков, А. Кавадеев, С. Купряшина, Е. Перепелка, Е.
Садур, М. Шульман, Л. Шульман... не знаю, какая из этих звездочек
окончательно засверкает на общем небосводе русской литературы XXI века, в
конце XX они все бывали уже достаточно известны в узком кругу.
Я задавал им задание: анализ неизвестного текста - то есть читал им
вслух и спрашивал: что это? Например, это был любимый рассказ Чехова
"Студент". Никто не угадывал. Наконец, когда идентификация происходила,
следовали некорректные, но коварные вопросы: что бы Чехов вычеркнул, если
бы перечитал свой рассказ сегодня? Как мог возникнуть замысел подобного
рассказа? Почему рассказ так называется? Естественно, правильные ответы
знал только профессор, то есть я. Мне было не стыдно.
На меня лбом смотрел Максим Гуреев - у него был такой характерный,
вперед смотрящий лоб (как у Андрея Платонова, неприкаянным призраком до сих
пор бродящего по коридорам Литинститута).
"Вы это что, Гуреев?" - "Бутылку", - отвечал Гуреев. "Что бутылку?" -
"Он бы вычеркнул, будто кто-то жалобно дул в бутылку". - "Почему?" -
"Потому что - находка. Нельзя вставлять находки в текст".
И это был правильный ответ. И я сам понял, почему так называется
рассказ и что мне писать про Ломоносова. Что Ломоносов - это гениальный
студент и что университет - это не профессор, а студент, и что Россия слаба
не профессурой, а студенчеством.
Как в анекдоте: пока объяснял, сам понял.
Лоб студента гипнотизировал меня: он не понимал, а постигал, не
усваивал, а думал.
И именно это усилие (оно же чувство) он хотел выразить словом.
Дословесное, предсловесное. Не потому, что до него уже писали и надо не
хуже. А потому, что до него этого не писали. Вот подлинная литературная
амбиция! Что это - поражение или победа, покажет только время. Что мне
нравится в Максиме, так это способность к духовному усилию. Ни к
трудолюбию, ни к талантам, ни к успеху эта высокая способность не имеет
отношения. Это гарантия пути.
Внезапно мы стали соавторами, и это оказалось кино, телефильмы:
"Неизбежность ненаписанного", "Медный Пушкин", "Столетие века" (Олег
Волков), "Возвращение" (Бродский и Баратынский), "Преодоление зла"
(Платонов), "Перед закрытой дверью" (Борис Вахтин).
Во всем этом бурном производстве Гуреев скрывался от меня как
писатель. Оказалось, что он всегда только им и был...
Но, однако, пора! Пора нырять в леденящую читательскую прорубь!
Я уверен в своем ученике.
Андрей БИТОВ.
Последнее время, прежде чем уснуть, я подолгу сижу за письменным
столом, поочередно включая и выключая настольную лампу. Наконец, когда все
в очередной раз погружается в темноту, я встаю из-за стола, на ощупь
подхожу к кровати и, не раз



Назад