Библиограф - русские авторы. Выпуск 040


cb527180

От издателей к читателям


Издательство "Пупкин и микроба" приветствует всех сюда пришедших.
Предлагаем вашему вниманию Выпуск 040 из серии "Библиограф - русские авторы."

Уважаемые мамзельки, мадамки и ихние мужики - вы пришли на офигительно полезный сайт про книжки. Книжки русских, советских и антисоветских поэтов, драматургов, писателей и всех кто таковым себя почему-то считал (пусть и с ошибками).
Здесь публикуются фрагменты ихних творений. Вам стразу станет ясно - нужно тратить на это деньги.

Глава 79. Гуреев М. - Гянджали Н.

В этой главе опубликовано


Гуревич Георгий - Древо Тем
Жизнь стемительно убегает, времени осталось совсем мало, а как много тем ещё неохвачено.
И вот Гуревич пишет эту повесть, предупреждая читателя, что здесь не будет законченых сюжетов, это только наброски к ним, темы будущих произведений, и приглашает к сотрудничеству, совместному творчеству, надеясь на достойных продолжателей. Вот где можно развернуться во всю ширь своей фантазии, включить воображение на полную катушку и подумать вместе с учителем над проблемами и их возможном разрешении. А их немало, собралось на целое древо, и они разбегаются во все стороны и выпускают побочные идеи и сюжетные линии, и не хватит сил и времени у одного человека написать все это.
Если готов ты не просто читать, а вдумываться в написаное, если радостно тебе наполнять скелет идеи мясом подробностей – смело читай эту книгу, и она не обманет тебя.
КНИГА ЗАМЫСЛОВ
Лучшие рубашки – ненадеванные,
Лучшие невесты – нецелованные,
Лучшие дороги – неисхоженные,
Лучшие стихи – еще не сложенные.
Лучшие из моих книг – ненаписанные. Не помню, чьи слова, не мои, но правильные. Могу присоединиться, поставить свою подпись. Замысел обычно лучше исполнения, это естественно.

О ненаписанном мечтаешь, думая только о выигрышном, а в готовой вещи все должно быть пригнано – глава к главе, реплика к реплике. В замысле нет невыразительной соединительной ткани, только кости и мускулы, только плоть, только суть. И иначе скажу: замысел это фасад.

Но, к великому сожалению архитекторов, одни только фасады не строятся; в доме должны быть еще лестницы, комнаты, полы и потолки, передние, кухни и даже туалеты, желательно несовмещенные. Вот и пристраиваешь к нарядному фасаду замысла необходимые переходы, грубо оштукатуренные иногда.
А как же фасады без комнат?
Но, между прочим, архитекторы не стесняются, публикуют проекты невыстроенных зданий. Среди них есть классика, например баженовский проект перестройки Кремля. Очень интересное решение… хорошо, что не осуществили.

Снесли бы неповторимый Кремль, сделали бы некое подобие Петербурга. Но не о том речь. Оказывается, в других видах искусства охотно демонстрируют замыслы. Архитекторы выпускают альбомы проектов, у художников – этюды, эскизы, наброски, драматурги пишут либретто…
Альбом литературных проектов! Возможно такое?
Почему тянет меня публиковать замыслы? Во-первых, возраст подстегивает – не молоденький, за семьдесят перевалило. Силы убывают, впереди считаные годы. Сколько?

Не будем загадывать. А книги у нас издаются неторопливо – от первой строчки до переплета проходит лет семь. Значит, что же я успею?

Один роман, от силы – два, если повезет.
И тут начинается трагедия выбора. «Ди Вааль ист ди Кваль», – говорят немцы, что означает: «Выбор – это мучение». И огорчение, добавил бы я. И отречение. Выбрал одно – все остальное – уже не твое. Каждый знает это с детства.

Добрые взрослые тети подводят тебя к вазе с пирожными: «Выбирай, деточка, любое!» Но что значит «выбирай!». Если я возьму эклер, следовательно, я откажусь от корзиночки, от заварной картошки, от песочного, миндального, бисквитного, от слоеного наполеона, кремовой трубочки, безе.

Отречение, сплошное отречение. А откусишь, уже поздно передумывать.
Так и у взрослых. Выбор жены – отказ от всех прочих девушек. Выбор местожительства – отказ от всех остальных квартир, городов и сел.

Выбор профессии – отречение от других профессий. Если я стану врачом, значит, никогда не буду географом, геологом, геодезистом, генералом, артистом, юристом

Гуревич Георгий - В Зените 2
Гуревич Георгий - В Зените 3
Гуревич Георгий - Восьминулевые
Гуревич Георгий - Все, Что Из Атомов
Гуревич Георгий - Гиппина
Гуревич Георгий - Глотайте Хирурга
Гуревич Георгий - Делается Открытие
Гуревич Георгий - Древо Тем
Гуревич Георгий - Записанное Не Пропадает
Гуревич Георгий - Игра В 'ничего Не Выйдет'
Продолжение главы 79

Глава 80. Давидкин М. - Данихнов В.

В этой главе опубликовано


Давыдов Вадим - Год Дракона
Этот мир похож на наш. Почти неотличим. Так же, как в нашем мире, в нем любят и умирают, сражаются со злом и отнюдь не всегда побеждают. Правда, чаще, чем мы. Этот мир мог бы быть нашим.

Если бы мы были чуть-чуть смелее и последовательнее. Просто им чуточку больше по-везло. У них, там, есть тот, кого называют Драконом... Да, кстати. Это не политический памфлет и не фантастика, хотя, пожалуй, местами похоже.

Это просто - еще раз про любовь.
ОТ АВТОРА
Все, о чем рассказано ниже, происходит в параллельной реальности, удивительным и непостижимым образом похожей на нашу, иногда так, что становится по-настоящему не по себе. Вероятнее всего, происходит прямо сейчас.

Автор сам не в состоянии объяснить, каким образом он умудрился наблюдать эту реальность, но факт этот совершенно неоспорим. Разумеется, автор не несет ровным счетом никакой ответственности за любые возможные совпадения места, времени, имен и событий, и если таковые имеются, то это - полнейшая, чистой воды случайность.

Автор ничего не может поделать с тем, что увиденная им иная реальность не только отличается от той, в которой живет автор, но и с тем, что запечатленная им реальность может кому-то очень сильно не понравиться. И то, что эта иная реальность очень нравится самому автору - это его сугубо личное, частное, никого не касающееся дело.
Россия - Беларусь - Чехия - США - Израиль - Германия
1996 - 2004
РЕЙС «LUFTHANSA». МИНСК - ФРАНКФУРТ-МАЙН. МАРТ
Услышав призыв стюардессы пристегнуться и воздержаться от курения, Андрей закрыл крышку своей верной старенькой «Тошибы » и посмотрел в иллюминатор. Под крылом был сплошной ковер из облаков без единого разрыва, полностью закрывавший землю.

Корабельщиков вздохнул: ранняя весна в Германии - не самое лучшее время для путешествий. Он куда больше любил прилетать во Франкфурт ясной летней ночью, когда через толстый плексиглас открывается волшебная панорама городских огней и кажется, что ждет тебя удивительный, невероятный, прекрасный мир, великая Европа, старушка Европа, куда так здорово приезжать и откуда так нездорово - прямо-таки вредно для здоровья - возвращаться назад, в царство «рыночного социализма»...
Нельзя сказать, что Андрей был совсем недоволен своей жизнью. Он уже много лет успешно руководил общественной организацией с не слишком понятным для непосвященных названием, смысл существования которой сводился к двум пунктам.

Во-первых, возможности без суеты и лишней помпы содействовать сокращению количества и, главное, качества взаимных предрассудков между просто гражданами и - как их любили называть в былинные времена густопсового совка - «гражданами еврейской национальности». Другой задачей этой самой «лиги в защиту евреев», как частенько Корабельщиков называл про себя собственную контору, было обеспечивать возможность ему лично, Андрею Андреевичу Корабельщикову, молодому человеку с высшим образованием без определенных занятий как раз где-то уже под сорок, не менее четырех раз в году в среднем дней так на десять покидать постылую родину-уродину и чувствовать себя гражданином мира.
Обстоятельства совпали так счастливо, что Андрею удавалось вкушать радости цивилизации не за счет спекуляций гуманитарной помощью для инвалидов и детей Чернобыля.

Delirius M - Загадка Пенсиона 'вальдберг'
Да Данила - Восковое Лицо
Давидкин Михаил - Nop
Давидович Сергей - Вайна Забiвае Нявiнных (На Белорусском Языке)
Давидович Сергей - Дзед-Кiёк (На Белорусском Языке)
Давидович Сергей - Заклад Са Смерцю (На Белорусском Языке)
Давидович Сергей - Замалёўкi (На Белорусском Языке)
Давидович Сергей - Мядовае Знаёмства (На Белорусском Языке)
Давидович Сергей - Несапраўдны Архiрэй (На Белорусском Языке)
Давидович Сергей - Планета Прывiдаў (На Белорусском Языке)
Продолжение главы 80